Внешняя политика Киевской Руси  

Внешняя политика Киевской Руси

Пограничное положение Древней Руси на стыке Европы и Азии обусловило чрезвычайно интенсивный характер контактов Киевской державы – как мирных, так и военных – с ее соседями. Одним из факторов, ускоривших политическое объединение восточнославянских племен, была угроза со стороны Степи. В IX в. на просторах от Каспия до Днепра владычествовали хазары, которым платили дань поляне, северяне, вятичи и радимичи. Но уже в Х в. Русь переходит к активным действиям против Хазарского каганата. По сообщениям арабских авторов русские дружины в 40-е гг. совершают ряд походов в низовья Волги и Закавказье. Но самый жестокий удар был нанесен каганату Святославом. После его похода 964-965 гг. мощь Хазарской державы была сломлена, а Древнерусское государство утвердилось на Таманском полуострове (Тмутаракань) и в междуречье Волги и Дона (крепость Саркел, переименованная в Белую Вежу). И тем не менее, разгром Хазарского каганата имел для Руси не только положительные, но и отрицательные последствия. Геополитическое значение этого государства заключалось в том, оно контролировало узкий коридор между Каспием и Уралом, сдерживая миграционные волны из глубин Азии. Пока каганат был силен, отдельные кочевые племена, просочившиеся через это «бутылочное горлышко», не представляли опасности. Так, печенеги появились на границе Руси еще в 915 г., но тогда они вели себя весьма осторожно и предпочитали быть союзниками киевских князей. Разгром каганата превратил их в хозяев южнорусских степей, и сам Святослав стал жертвой своей победы над хазарами, пав от руки печенегов.

Его сын Владимир нанес степнякам ряд поражений и предпринял строительство оборонительного рубежа, чтобы воспрепятствовать их вторжениям. Но ослабление Древнерусского государства в годы усобицы между сыновьями Владимира позволило печенегам возобновить набеги. Лишь в 1036 г., после решающего сражения у стен Киева они прекратили нападать на Русь. Но со 2-й половины XI в. в южнорусских степях появляется более опасный враг – половцы, борьба с которыми растянулась почти на два века.

Сложными и противоречивыми были отношения Древнерусского государства с Византийской империей. Константинополь был величайшим городом мира, столицей могущественной империи, поражавшей роскошью дворцов и величием храмов. Но в древности грань, отделявшая торговлю от разбоя, была очень зыбка, и при надлежащем перевесе сил купец превращался в воина и грабителя. С другой стороны, походы на Константинополь предпринимались и для того, чтобы с позиции силы навязать грекам более выгодные для себя условия торговли, или же – были ответом на нарушение византийцами предшествующих договоров. Крупные походы предпринимались русскими дружинами в 860, 907, 941 и 944 гг. Из «Повести временных лет» нам известно о русско-византийских договорах 907, 911 и 944 гг. По первому и второму из них, подписанным после успешного похода Олега 907 г., гарантировались льготные условия торговли для русских купцов, а также правовая защита их жизни и имущества в Византии. По третьему, заключенному после менее удачных походов Игоря (941 и 944 гг.) Русь теряла право беспошлинной торговли и обязывалась оказывать империи военную помощь.



Обоюдное стремление установить более тесные союзнические отношения было целью сложных переговоров, которые вела в Византии княгиня Ольга. Практическим воплощением этих проектов стало соглашение между императором Никифором Фокой и Святославом, по которому последний в 968 г. выступил на стороне греков против Болгарского царства. Одержав ряд побед, он стал фактическим хозяином положения в Подунавье. Но такое усиление Святослава не устраивало греков, и они, дабы заставить его покинуть Болгарию, инспирируют нападение печенегов на Киев. Святослав возвращается, наносит поражение степнякам и опять возвращается на Балканы. К весне 970 г. он был уже на подступах к Константинополю. Теперь ситуация на Балканах круто изменилась. Если вначале Святослав действовал в союзе с Византией, то теперь он воевал против греков, опираясь на поддержку болгар. Весной 971 г. война между Русью и Византией разгорелась с новой силой. Грекам не удавалось нанести поражения Святославу. Но и силы русских были на исходе. Обе стороны готовы заключить мир, но каждая стремилась обернуть его в свою пользу. По условиям договора русские покидали Болгарию со своим оружием и добычей. Но на днепровских порогах на них напали печенеги, предупрежденные греками о приближении дружины Святослава. Большая часть воинов, включая и самого князя пали в этом сражении.

Период русско-византийского сближения наступает вновь при сыне Святослава Владимире. В 987-989 гг. он по просьбе императора Василия II участвует в подавлении мятежа Варды Фоки. Непосредственным итогом этой операции стало Крещение Руси. Христианизация Древнерусского государства способствовала еще большему его сближению с Византией и активному усвоению ее политического, правового и культурного наследия. Но одновременно это породило и новые осложнения идеологического характера.



Византийцы, называвшие себя ромеями (римлянами), считали свою державу правопреемницей Римской империи и единственным на земле богоустановленным царством, подлинный властитель которого – Христос, а император (василевс) правит Его волей. Из этого следовало, что покорность Богу предполагает и повиновение его наместнику, а крещение – акт признания подданства. Но с этим не соглашались русские князья, и именно поэтому Ярослав предпринимал идеологические акции, означавшие фактическое противопоставление Киева Константинополю. К тому же, в 40-х гг. он начинает все более активно вмешиваться в политические распри, раздиравшие Византию, что вызвало ответные меры греков в отношении русских купцов. Все это, в конечном счете, привело к походу на Константинополь в 1043 г. Он не принес успеха Руси, но и для греков это было серьезным дипломатическим поражением, поскольку означало отказ Киева признать верховенство Ромейской державы. В восстановлении дружественных отношений нуждались обе стороны, и в 1046 г. был заключен мир, скрепленный браком сына Ярослава, Всеволода и дочери императора Константина IX Мономаха Марии.

Не менее тесные узы связывали Русь и с Западной Европой. Хотя случались на этом направлении и войны (в особенности – с Польшей, претендовавшей на города Червень, Холм, Перемышль и др. города), но преобладали все-таки мирные связи, отражением которых является династические браки киевских князей. Ярослав Мудрый был женат на дочери норвежского короля Олафа Ингигерде, его сын Изяслав – на сестре польского короля Казимира Гертруде, а жены Вячеслава и Святослава происходили из знатных германских родов. Дочь Ярослава Анастасия стала женой венгерского короля Андрея I, ее сестра Анна была выдана за короля Франции Генриха I, а Елизавета вышла замуж за норвежского короля Харальда Хартрада, прославившегося не только подвигами, но и балладами, сложенными в честь невесты.


9571720366544780.html
9571815912991310.html
    PR.RU™