К ПСКОВСКОЙ СУДНОЙ ГРАМОТЕ 2 страница  

К ПСКОВСКОЙ СУДНОЙ ГРАМОТЕ 2 страница

Статья позволяет также установить порядок заключения ряда гражданско-правовых договоров, и прежде всего договора хранения. Если в Русской Правде это скорее товарищеская услуга, то в Пскове, крупном торговом центре Руси, договор поклажи в силу его распространенности, а также из-за того, что на хранение стали отдаваться значительные ценности (деньги, одежда, украшения), изменил свою сущность. Для того чтобы получить защиту закона в случае нарушения условий договора, необходимо было его юридически оформить, причем оформить письменно (документом, копия которого хранилась в архиве Троицкого собора). Точно такой же порядок существовал и при оформлении договора ссуды (за некоторыми исключениями). И.Д. Мартысевич считает, что речь в ст. 14 идет исключительно о ссуде, П.Н. Мрочек-Дроздовский видит здесь возможность понимать ссуду и как заем. Последнее вполне вероятно. Хотя Псковская Судная грамота и знает особый термин заим, все же из контекста ст. 14 можно заключить, что обязательства из договора займа также регулируются подобным образом. Договор ссуды мог гарантироваться не только записью, но и закладом. В.О. Ключевский считал, что запись должна была сочетаться с закладом.

В статье среди различных видов договоров упоминается и торговля. По-видимому, можно согласиться с А.А. Зиминым, что здесь имеется в виду договор «купеческого займа» (как в Русской Правде).

Если договор поклажи или ссуды был оформлен надлежащим образом, то обязательства из договора распространялись и на наследников по завещанию - в любом случае и в полном объеме.

15. Если после какого-либо умершего останутся отец или мать, или сын, или брат, или сестра, или кто-либо из ближних родственников, владеющих движимым имуществом покойного, но только не из числа посторонних людей, то они могут предъявлять иски, не ссылаясь на залог и на запись, составленную умершим; (на тех же основаниях) можно и к ним предъявлять иски.

Статья 15 тесно связана со ст. 14: делается исключение для близких родственников наследодателя. При переходе к ним наследства не требуется соблюдения всех формальностей, обязательных для сторонних людей. Родственники могли искать и отвечать по договорам наследодателя и без записи или залога.

Возможно, что применение статьи ограничивалось случаями, когда дела по искам возникали между родственниками. Логически это подтверждается тем, что среди членов семьи сделки вряд ли заключались с соблюдением необходимых формальностей. Именно это обстоятельство и могло учитываться законодателем. Однако текст статьи не исключает возможности применения ее в случае, если наследником является близкий родственник, а противной стороной - чужие люди.



16. О хранении (имущества). Если кому (кто-либо отдаст что-нибудь (на сохранение) и это (имущество) у того погибнет во время грабежа или) пожара или народного восстания, а тем временемлицо, взявшее на хранение это (имущество), будет запираться (т.е. отрицать получениеимущества на хранение), то лицу, взыскивающему (свое имущество), можно (судом) добиваться удовлетворения своих претензий.

Все ученые практически сходятся на том, что речь в статье идет о разновидности договора поклажи, который заключен между псковитянином и лицом, приехавшим из чужой земли. Далее, однако, взгляды расходятся. А.А. Зимин считает, что статья говорит о случае, когда имущество пропало у поклажепринимателя во время пожара, грабежа. И.Е. Энгельман, М.Ф. Владимирский-Буданов видят особые условия в момент заключения договора: пожар, восстание народа, т.е. именно эти обстоятельства и побудили собственника передать вещь на хранение. Н.Л. Дювернуа характеризует этот договор как depositum miserabile.

Последняя точка зрения представляется более соответствующей грамоте. Только в том случае, если договор поклажи заключается в условиях бедствия, к нему нельзя предъявлять требований, установленных ст. 14, о необходимости сделать запись. При наличии записи, копия которой хранится в архиве Троицкого собора, вряд ли возможно «запирательство» поклажепринимателя, а при отсутствии записи нельзя предъявить иск.

Многие ученые объединяют ст. 16 со следующей статьей, рассматривая их как одну.

17. (Если же кто),приехав из чужойземличерез неделюпосле пожараили грабежа (предъявит иск об имуществе,отданном на хранение), а ответчик будет отрицать (дачу ему этого имущества), то делопередается на усмотрение того(к комупредъявлен иск): он можетприсягнуть или выйти на поединок (с истцом)или возвратитьистцу на суде (отданное нахранение имущество).

Необычный порядок заключения договора хранения вызывает и необычные способы доказательства своей правоты. Суд принимает в качестве доказательства присягу ответчика, поединок, присягу истца.

И.Д. Мартысевич видит в статье указание на срок давности; по его мнению, иск в таком случае может быть подан только в течение недели после возвращения собственнику вещи, сданной на хранение, или спустя неделю после пожара. Л.В. Черепнин, наоборот, рассматривает выражение «за неделю» как предоставление истцу права требования лишь неделю спустя после происшествия.



18.Если кто по волости ходит, из поступивших взакупни,или из скотников, также предъявит иск об отданном на хранение имуществе или хлебе, то господе, расследовавдело, также (следует)передать его на усмотрение того, к кому предъявлен иск: он может присягнутьили выйти систцом на поединок или возвратитьистцу на суде(отданное на хранение имуществоили хлеб).

Договор хранения заключается с лицом, не имеющим постоянного места жительства и живущим в сельской местности (по волости ходит). Видимо, это лицо, принадлежащее социальным низам, выполняющее работы на пашне или скотном дворе. Такое обстоятельство, а также сложность оформления записи в сельской местности приводили к тому, что разрешалось заключение договора без соблюдения общеустановленных правил.

19. Если кто-либо будет взыскивать отданное на сохранение имущество, ссылаясь на давно полученные доски, в которых (к тому же) нет поименного перечисления (этого имущества), то его иск не удовлетворяется.

Статья завершает раздел, посвященный договору хранения (ст.ст. 14-19). Здесь излагается общий порядок заключения договора поклажи. М.Ф. Владимирский-Буданов считает, что иск из договора поклажи не подлежит удовлетворению, если договор: а) оформлен доской; б) нет поименного обозначения вещей; в) пропущен срок. М.М. Богословский, напротив, считает, что иск по доскам и без поименного обозначения вещей не удовлетворяется лишь в случае истечения срока давности.

20. Если кто-либо возбудит против кого-нибудь процесс по обвинению в избиении или в ограблении, то, вызывая ответчика в суд повесткой, князю, посадникам и сотским (следует) произвести расследование, имеются ли свидетели (послухи, бывшие на том месте), где (истец) обедал или где ночевал (в день избиения или ограбления); если свидетель назовется на розыске его соночлежником или обедавшим вместе с ним, (то следует) также опросить и избитого (о месте), где его били и грабили, заявлял ли он о случившемся (кому-нибудь), чтобы он мог сослаться на тех (кому он заявлял); если тот, на кого сошлются, прийдя на суд, скажет по совести, что избитый заявлял ему об избиении и ограблении, а свидетель, прийдя на суд, даст свои показания, согласно с ним, то дело передается на усмотрение того, к кому предъявлен иск: он может выйти и на поединок со свидетелем или перед свидетелем на суде возвратит (награбленное).

Статьи 20-24 посвящены процессу. Центральное место в процессе по делам о бое и грабеже отведено свидетелю - послуху. Послух в процессе играет активную роль: свои показания он должен защищать в поединке, причем заменить себя наймитом не вправе. Статья 20 определяет порядок допроса истца и его послуха. Прежде всего суд должен удостовериться, что послух действительно находился вместе с истцом. Затем допрашивается истец, выясняется, показывал ли он кому свои побои и говорил ли о грабеже. Люди, которым он предъявлял бой и грабеж, также допрашиваются. Они должны подтвердить показания истца. Но самым важным свидетельством правоты истца должно быть совпадение его показаний с показаниями послуха. Само дело решает поединок послуха с ответчиком или присяга.

21. Если (тот, кому придется выступать на поединке) напротив послуха (окажется) старым или малым, или калекой, или попом, или монахом, то (ему) можно (вместо себя) нанять наймита, для участия в поединке с послухом; послух же наймита не выставляет.

В статье определен круг лиц, имеющих право поставить за себя наймита в случае обвинения в бое и грабеже (см. ст. 36 грамоты).

22. Если свидетель, на (показания) которого сошлется одна из сторон, не явится (на судебное разбирательство) или, явившись на суд, не подтвердит ее показания, или скажет что-либо противоречащее (им), то этот свидетель перестает рассматриваться свидетелем (данной стороны), a иск стороны, выставившей его (на судебное разбирательство), не удовлетворяется.

По статье можно определить значение показаний послуха. Неявка послуха в суд и противоречивость его показаний автоматически ведут к проигрышу дела истцом.

23.Есликакая-либо сторона (обвиняя другую) (визбиении) сошлется на (показания)свидетеля, а обвиняемый (отведет его(показание)), заявляя (при этом): «он самменя бил с темсвоим свидетелем, а теперь на его (показание) ссылается», то свидетелем (следуетпризнать) того, кого утвердят на суде.

Статья очень тесно связана с предшествующей и особенно последующей статьями. Вряд ли можно согласиться с А.А. Зиминым в том, что в статье говорится об отводе послуха истца на основании показаний ответчика. Закон разрешает ответчику уже во время судопроизводства выдвигать послуха в свою защиту.

24. Еслиже обвиняемый в разбоене станет ссылатьсяна показания свидетеля (противной стороны),то, чтобы (на показания свидетеля) не ссылался (только) один истец, господе (следует) послать с судасвоих представителей (для расследования обстоятельств дела), а сторону,отказавшуюся ссылаться (напоказания свидетеля противнойстороны),из-за (этого)отказа не признавать виновной. Пусть господа не удивляется этомупсковскому установлению.

Статья интересна тем, что подчеркивает активную роль судей в процессе, что не свойственно состязательному процессу. Суд ведет следствие, посылает своих людей на место для выяснения обстоятельств дела.

25. Если же какой-либо судебный исполнитель будет послан для вызова стороны на суд, а эта вызванная (сторона) не придет на погост к церкви для чтения (судебной) повестки или (вообще) скроется, когда ей будут вручать повестку, то повестку прочитать на погосте в присутствии попа; а если же тот, кто вызван повесткой, уклонившись от выполнения (своих) обязанностей, не явится на суд господы, то господе на пятый день (после прочтения повестки следует) выдать судебным исполнителям грамоту (с распоряжением о насильственной доставке его в суд).

Статьи 25-26 определяют порядок извещения ответчика и доставки его в суд. Интересно, что вызов ответчика в суд производился публично, на церковной площади, являвшейся центром территориальной общины. Однако закон делает упор именно на то, что это церковная площадь и что позывница читается в присутствии священника. Если бы смысл статьи состоял в информировании в первую очередь общины, как полагает Ю.Г. Алексеев, то в качестве лица, которому зачитывается позывница, статья назвала бы старосту.

Видимо, нередки были случаи, когда ответчик пытался уклониться от суда; если в течение пяти дней он не являлся на суд, господа давала разрешение на его принудительную доставку.

26. Если какая-либо сторона возьмет (такую) грамоту (на противную сторону), то ей не (следует), задержав, согласно грамоте, ослушника, ни мучить, ни избивать его, а привести (на суд) к господе; также и приведенный по грамоте не должен драться со стороной (доставляющей его в суд); а если он применит оружие и совершит убийство, (головщину), то будет (судим), как убийца.

Статья продолжает предшествующую и говорит о принудительной доставке ответчика в суд. Грамота на принудительную доставку выдавалась господой истцу, который мог сам доставить в суд своего противника, а мог предоставить это приставу. Согласно ст. 64 грамоты, последним мог быть как княжий человек, так и псковский чиновник; мог им быть и простой псковитянин. Статья 26 особое внимание обращает на предотвращение самосуда в случае доставки ответчика самим истцом. Однако вряд ли можно понимать положение о головщине буквально, как убийство истцом ответчика. Если истец убивает ответчика, он и так должен ответить за убийство. Здесь, представляется, законодатель устанавливает ответственность за любой случай попытки истца самостоятельно расправиться с ответчиком.

Наказанием за головщину по Псковской Судной грамоте был штраф (ст. 96), поэтому мнение Ф.Н. Устрялова о том, что виновного предают смертной казни, неверно.

27. Если где-нибудь на рынкеили на улице во Пскове или в пригородеили в сельской местности, на пиру изобьют кого-либо, избитый не будет ограблен, и это (избиение) на рынке, на улице или на пиру видели многие, а перед нами станут человек четыре-пять,заявив, «того (он действительно) бил», то, согласно их показаниям, лицо, нанесшее побои, подвергнуть (денежному взысканию) в пользу избитого, взыскав также (с оскорбителя) штраф в пользу князя. Еслиизбитый станет обвинять (ответчика) и в грабеже, то он должен вести процесс, выставив одного свидетеля, потому что (для решения дела могут) присудить поединок.

Статья может быть условно разделена на две части. В первой говорится о бое, учиненном в публичном месте. Ю.Г. Алексеев рассматривает бой на торгу как самостоятельный новый состав преступления, появление которого свидетельствует о росте значения государственной власти. Однако такое мнение представляется недостаточно обоснованным. Бой, избиение - эти термины мы встречаем и в других статьях. Публичность боя не доказывает здесь того обстоятельства, что преступление преследуется по инициативе государства: суд начинается только по жалобе потерпевшего.

Особое внимание законодателя к месту совершения преступления объясняется особенностями процессуального рассмотрения дела. Дела подобного рода не требуют наличия послухов, так как правонарушение видело много людей, и свидетельств 4-5 из них вполне достаточно.

Вторая часть статьи говорит о случае, когда потерпевший обвинит своего обидчика еще и в грабеже. В этом случае судопроизводство идет обычным порядком, и потерпевшему необходимо выставить послуха, поскольку такое обвинение, как грабеж, влечет за собой возможность поединка послуха с ответчиком.

28. Если кто-либо станет взыскивать на ком-нибудь денежную ссуду по доскам, предъявив сверх того и залог (который ответчик признает своей вещью, отрицая факт залога), то дело передается на усмотрение того человека, кто станет взыскивать деньги, предъявляя залог: онможет сам присягнуть (в том, что давал ссуду) и взять свои деньги, а может на судевозвратить залог ответчику, который, присягнув, пусть возьмет свой залог. В делах о ссудах,обеспеченных залогом, поединка не присуждать, а досок, обеспеченных залогом, недействительными не объявлять.

Статья начинает раздел, посвященный договору займа. Договор займа - более распространенный вид договора, чем договор поклажи. Способы его заключения различны. В.О. Ключевский отмечает три способа, влекущие за собой защиту в суде: 1) заем под обеспечение заклада с оформлением записи; 2) заклад с оформлением закладной доски; 3) заклад. Договор займа, заключенный без необходимых формальностей, судебной защите не подлежал. Тем не менее закон говорит в некоторых случаях и об охране займа по доскам (см. ст. 38).

Первый способ - оформление договора займа закладом и записью - явление, во времена Псковской Судной грамоты, видимо, еще не очень распространенное. Записью пользуются в особо важных случаях, и ее нельзя оспорить в судебном порядке.

Со вторым способом оформления договора займа мы встречаемся в данной статье. Так как доска не рассматривается в качестве документа, безусловно свидетельствующего о заключении договора займа, то возможно возникновение споров. Исследователи грамоты по-разному определяют причину конфликта, легшего в основу ст. 28. И.Е. Энгельман, а вслед за ним и А.А. Зимин считают, что в данном случае истцом является кредитор, а должник-ответчик отрицает факт заключения договора займа, заложенную же вещь признает своей и считает отданной на хранение. М.Ф. Владимирский-Буданов видит в истце должника, отдавшего долг, а в ответчике - кредитора, не вернувшего залог. Первая точка зрения представляется более вероятной. Она, по крайней мере, соответствует тексту статьи, согласно которому истец и залогодержатель должны быть одним лицом.

Законодатель явно стоит на стороне залогодержателя, кредитора, предоставляя ему, хотя он и является истцом, право выбора судебного доказательства, причем среди доказательств отсутствует поле.

О третьем способе заключения договора займа говорит следующая статья.

29. Если какой-либо человек отдаст кому-нибудь под залог (взятых им) денег документы, или еще что-нибудь, а тот (в свою очередь), неожиданно, насильно доставит кредитора на суд или (просто)начнет тяжбу с ним на суде господы, причем у кредитора, который получил залог, не будетдоски, подтверждающей залог, то лицу, отдавшему под залог (деньги), этого в вину неставить, а проверив его показания, передать дело на его усмотрение: он может присягнуть,что давал деньги (под залог), или возвратить залог (противной стороне) на суде,и (эта сторона) пусть, присягнув, возьмет свой залог.

Статья показывает, какую большую роль играл заклад при заключении договора займа. Наличие заклада ставило закладодержателя в выгодное положение в случае возникновения спора. Ему было предоставлено право выбора доказательства: личная присяга или требование присяги другой стороны.

Статью трактуют по-разному. М.Ф. Владимирский-Буданов и другие видят здесь отрицание должником (пользующимся тем, что кредитор не успел еще получить закладную доску) самого договора займа. Залог же, находящийся у кредитора, должник объявляет своей вещью, отданной на хранение. В.О. Ключевский определяет в лице истца должника, который пытается выдать свой заклад за вещь, отданную на хранение.

30. Если кто-либо станет давать деньгивзаймы, то без залога (обеспечивающего заем), и без записи, (фиксирующейзаем), (следует) давать не более рубля, свыше рубля без залога и записи (взаймы) не давать. Если же кто-либо будет взыскивать денежную ссуду (на сумму)свыше рубля, не обеспеченную залогом, по доскам, то такие доски ковзысканию не (следует)принимать, а того, к кому предъявлен иск (по делу о займе), оправдать.

Статья устанавливает общий порядок заключения договора займа: суммы свыше 1 рубля даются в долг только под заклад или оформляются записью.

По подсчетам Ю.Г. Алексеева, 1 рубль по Псковской Судной грамоте равен 3 гривнам Русской Правды. Таким образом, сумма, начиная с которой требуется особый порядок при заключении сделки, остается прежней. Замечание А.А. Зимина о том, что такой порядок был выгоден залогодержателям - представителям псковской городской верхушки, мало что объясняет. Здесь справедливо высказывание Ю.Г. Алексеева о том, что разница в оформлении ссуды отражает разницу в социальном масштабе сделки. Сделки свыше рубля заключались зажиточными жителями Пскова.

31. Если кто-либо взыскивает денежную ссуду, ссылаясь на доски и предъявляя сверх того залог, состоящий из одежды, доспехов, коня или чего-нибудь ценного из (движимого) имущества, то при ссылкена такой залог, (от которого отказывается ответчик), тяжбы о (ссудных) деньгах не учинять; если(ответчик) будет отказываться от своего залога, говоря (при этом) так: «я тебе этогоне закладывал и у тебя ничего не брал (в долг)», то истцу (следует) владеть закладом,а того, к кому предъявлен иск, оправдать.

В статье показана роль залога как способа обеспечения исполнения обязательства. Должник, отказываясь от уплаты долга, терял свой залог. Речь здесь в первую очередь идет о договоре займа, поскольку ссуду серебра иначе, как заем, понять нельзя.

32. Если какой-либо человек поручится за другого, гарантируя уплату денег, взятых тем взаймы, а при взыскании кредитором с поручителя своих денег должник будет ссылаться на расписку, говоря: «я, брат, тебе выплатил деньги, обеспеченные порукой, вот у меня и расписка» (в том), что кредитору этих денег не взыскивать ни на должнике, ни на поручителе, то эту расписку (следует) признать недействительной, если во (Псковском) архиве не будет с нее списка, а истец (кредитор) пусть взыскивает свои деньги с поручителя, гарантировавшего уплату (денег по займу).

33. Порука обеспечиваетзаймы (размером) до рубля, (при займах) больше рубля порукане является обеспечением.

Статья знакомит с еще одной формой обеспечения исполнения обязательств - поручительством. Поручительство может применяться в тех случаях, когда сумма долга или иного денежного обязательства не превышает 1 рубля. Закон не определяет, каким образом оформляется поручительство, но, оговаривая сугубо формальный порядок возвращения долга должником в случае наличия поручительства, дает сведения о формальном способе заключения поруки. При возвращении денег должнику необходимо сделать соответствующие записи не только в документе, имеющемся у него на руках, но и на копии, хранящейся в архиве Троицкого собора. Отсутствие соответствующей отметки в архивной копии вело к признанию невыполнения должником своего обязательства.

На основании ст. 30 договор займа на сумму меньше 1 рубля не нуждается в оформлении записью. Поручительство допускается в сумме, не превышающей 1 рубль. Значит, не сумма долга, а поручительство заставляет оформлять договор специальным документом, составлявшимся в нескольких экземплярах, один из которых хранился в архиве Троицкого собора. По-видимому, мы встречаемся здесь с разновидностью записи.

34-35. Если какой-либо пскович будет обокраденво Пскове, или пригороде,или в сельской местности, то (следует) заявить об этом старостам, соседям или (вообще) посторонним людям; если (воровство случится) на пиру, то (следует) заявить организатору или участникам пиршества; хозяина помещения, где происходит пир, (к присяге) не приводить; и пскович (человека из) (псковской) волости, (подозреваемого в воровстве) во Пскове к добровольной присяге не приводит: ему (следует человека), которого он подозревает (в воровстве), привести для присяги к церкви, расположенной (в местности), где произошла кража. Также и житель пригорода и села не может вызывать псковича для (принесения) присяги в пригород, ему следует отвести псковича для присяги (туда), где произошла кража.

Статья регламентирует первый этап производства по краже: от момента обнаружения до приведения подозреваемого к присяге.

Прежде всего обращает на себя внимание состязательный характер процесса. Пострадавший, объявив о краже, сам разыскивает вора и ведет его к присяге.

Исследователи Псковской Судной грамоты особое внимание обращают на то, что в законе изменяется старый способ принесения присяги. Вместо вольной роты всех жителей села или пирового старосты к присяге приводится один подозреваемый (Ф.Н. Устрялов, И.Е. Энгельман, Ю.Г. Алексеев). Присяга приносится на месте совершения преступления, в том приходе, где совершена кража: где татба учинилась.

36. Если наком-либо станутвзыскивать долг, ссылаясь на доски, женщина или подросток, или старик, илибольной, или чем-либо изувеченный, или монах, или монахиня, тоим можно нанять (вместо себя)наймита (для участия в поединке), при этом стороны присягают, а наймиты (только) бьются (на поединке); против (такого) наймита ответчик может биться (на поединке) сам или выставить своего наймита.

Статья говорит о случае, когда истец может выставить вместо себя наймита. Но интерес представляет тот факт, что основанием для судебного поединка послужило взыскание долга по доскам. Специально о досках как форме заключения договора займа в грамоте не говорится; напротив, имеются данные, позволяющие считать, что иски по доскам не принимались. Тем не менее прав и Ю.Г. Алексеев, утверждающий, что на практике доски применялись. Статья 36, вероятно, содержит норму, конкретизирующую норму ст. 38, частным случаем которой она является.

Поединок в гражданско-правовом споре постепенно перестает сохранять даже видимость божьего суда: в случае, если ответчик выставлял наймита, истцу также предоставлялось право взять наймита.

37. Если какому-либо человеку присудят поединок и на поединке какая-либо сторона победит другую, то победившая сторона получает с другой искомое; в случае убийства (на поединке одного из тяжущихся) деньги (по тяжбе) не взыскиваются, (победившая сторона) только снимает (с убитого) доспехи и другие (одежды), в которых (убитый) сражался; проигравший процесс (должен) заплатить и штраф в пользу князя и приставное двум приставам по 6 денег (в случае), если поединок состоялся; а если стороны помирятся (до поединка), то судебным исполнителям заплатить по 3 деньги, а князю, если ни одна из сторон не получит (материального) удовлетворения по иску, штраф не платится.

Статья говорит о завершающей стадии процесса - поединке - и рассматривает три возможных случая его завершения: поединок кончается гибелью одного из сражавшихся, примирением или победой одного из них. Только в последнем случае на побежденного возлагается обязанность в полном объеме уплатить судебные пошлины. В случае смерти участника поединка взыскания на наследников погибшего не распространяются, истец ограничивается доспехами погибшего, княжеская же пошлина не уплачивается вовсе. В случае мировой пошлины сделки уплачиваются в половинном размере. Интересно, что процесс может быть по желанию тяжущихся прекращен на любой стадии, даже перед полем.

38. Если же кто-либо будет с кого-нибудь взыскивать торговую ссуду, ссылаясь на доски, а ответчик в ответ на это предъявит расписку (о погашении ссуды), но копии с такой расписки (рядницы) во (псковском архиве) у Троицкого собора не окажется, то эту расписку (о погашении ссуды) признать не действительной.

Кредитные операции в торговой среде предполагают некоторые особенности. Если в период Русской Правды это были неформальные сделки, заключаемые без свидетелей, то теперь они оформляются письменно. Ю.Г. Алексеев особо подчеркивает тот факт, что доски еще довольно широко распространены. Однако существенным является то, что доски отходят в прошлое и взамен появляются рядницы, копии которых хранятся в архиве Троицкого собора. Рост товарооборота, увеличение численности купцов исключали и «домашние» способы заключения сделки. В связи с расширением круга лиц, ведущих торговые операции, уменьшается возможность неофициальных отношений между контрагентами. На первое место выступает рядница, но рядница, надлежащим способом оформленная. В противном случае это будет такой же неофициальный документ, как и доска, а законодатель по традиции отдает предпочтение в этом случае доске.

39. Если какой-либо мастер, плотник или (вообще какой либо) наймит, отработает (обусловленный соглашением) срок (работы) (и уйдет от господина), выполнив свою работу, (то ему (следует получить) с господина (плату за работу), а (в случае отказа последнего) публично взыскать (полагающуюся ему) плату.

Статьи 39-41 посвящены регулированию отношений, вытекающих из договора найма.

Договор заключается, как правило, устно, без формальностей. Как об исключении упоминает ст. 41 о записи. Сторонами в договоре являлись государь и мастер, плотник или наймит. Исследователи считают, что государь в памятниках того времени употребляется в различных смыслах: и как «феодал», и как «хозяин». Однако трактовка И.И. Полосина господина как «феодала» вряд ли применима к данной статье. Безотносительно, является ли господин в действительности феодалом, купцом, ремесленником, т.е. безотносительно к его социальной принадлежности, в данной статье государь выступает как наниматель, хозяин. Второй стороной в сделке является мастер плотник или наймит. Некоторые авторы, например Л.В. Черепнин, А.И. Яковлев, А.А. Зимин, считают, что мастер-плотник - это одно лицо, т.е. самостоятельный ремесленник, а не ученик. Ю.Г. Алексеев полагает, что мастер – это подрядчик, плотник - ремесленник, наймит - общее название для вступающего в договор. Наймит - свободный. Он может расторгнуть договор и уйти (ст. 40), может искать на государе.


9569691707746317.html
9569725929981085.html
    PR.RU™