Что делать? а) Принцип «раннего выявления неблагополучия» как ложную установку, направленную на вмешательство в любую семью  

Что делать? а) Принцип «раннего выявления неблагополучия» как ложную установку, направленную на вмешательство в любую семью

а) Принцип «раннего выявления неблагополучия» как ложную установку, направленную на вмешательство в любую семью, следует исключить из нормативных актов.

б) Запретить на самом высоком уровне антиродительскую пропаганду от представителей власти.

в) Запретить натаскивание врачей/педагогов на передачу сигналов о семье в опеку при наличии простых «подозрений».

4. Критерии для вмешательства в жизнь семьи -это широчайшие понятия «семейного неблагополучия», «жестокого обращения с ребенком», «насилия», «трудной жизненной ситуации», «социально опасной семьи».

Программой РФ «Социальная поддержка граждан» (утв. Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 296) предусмотрено «проведение мероприятий по профилактике социального неблагополучия населения, обеспечивающих сокращение числа граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации».

Согласно ст. 1 ФЗот 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» - «дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации, - дети, оставшиеся без попечения родителей; дети-инвалиды; дети - жертвы насилия; дети, проживающие в малоимущих семьях; дети, жизнедеятельность которых нарушена в результате сложившихся обстоятельств и которые не могут преодолеть данные обстоятельства самостоятельно или с помощью семьи».

В соответствии со ст. 1 ФЗ РФ от 21.06.1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» «семья, находящаяся в социально опасном положении, - семья, где родители … не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними».

Как видно, понятия в законах слишком размыты. Что такое «нарушенная жизнедеятельность», «отрицательное влияние», «жестокое обращение», «насилие»? На практике эти термины трактуются настолько широко, что используются для массовых претензий опеки и (или) изъятий детей из вполне благополучных семей, от заботливых родителей.

Безразмерные понятия трудной жизненной ситуации и пр. внедряются в сознание социальных работников, которые проходят «дополнительное обучение» согласно Приказу Министерства образования и науки РФ от 24 февраля 2015 г. № 121 «Об утверждении примерной дополнительной профессиональной программы повышения квалификации для работников органов опеки и попечительства», в п. 3.1.8. которого сказано, что сотрудник опеки должен знать такие понятия как: «Виды жестокого обращения с ребенком. Домашнее насилие. Признаки и последствия жестокого обращения и насилия в отношении несовершеннолетнего, пренебрежения нуждами ребенка со стороны родителей. Насилие и жестокое обращение между сиблингами, приемными и кровными детьми».



Примечательно использование нерусских слов («сиблинги»), не имеющих хождения в РФ, в российском нормативном акте. Это показывает прозападность уклона разработчиков акта.

Из практики известно, что к трудным жизненным ситуациям относят помимо прочего многодетность[18], что влечет терроризирование больших семей проверками с угрозами изъятия детей (вместо оказания финансовой помощи). От многодетных родителей Санкт-Петербурга осенью 2015 г. поступила жалоба на то, что представитель Законодательного собрания Санкт-Петербурга пригласил на вручение подарка семье как многодетной. Но при этом потребовал заполнить документ, содержащий указание на принятие дара «в связи с трудной жизненной ситуацией». Внимательные родители воздержались от получения подарка в связи с опасениями дальнейшей «профилактики трудной жизненной ситуации».

Неадекватное содержание понятия насилия внушается детям через «информационные стенды», сайты школ, листовки, тесты в школах, библиотеках (с призывом сообщать о насилии на ДТД).

Так, на школьном стенде одной из челябинских школ (ноябрь 2015 г.) сообщается:

+

«Под психологическим насилием нужно понимать:

– обвинения в адрес ребенка (брань, крики);

– принуждение к одиночеству;

– установление физических преград;

– использование «взрослых привилегий» – у детей нет выбора и информации по проблемам, непосредственно их касающимся.

Под экономическим насилием нужно понимать:

– использование доступа к деньгам и другим ресурсам для контроля над ребенком;

– контроль над поведением с помощью денег;

– когда взрослыми растрачиваются семейные деньги.

Под эмоциональным насилием нужно понимать, когда:

– ребенка стыдят;

– используют ребенка в качестве передатчика информации другому родителю (взрослому).

Вот как предлагают определять насилие над ребенком:

– если ему внушали страх с помощью действий, жестов, взглядов;

– если использовали для запугивания свой возраст;

– если контролируется доступ к общению со сверстниками, взрослыми.



К жестокому обращению предлагается отнести:

– перебивание ребенка во время разговоров.

Извращение принятых в большинстве семей норм воспитания, установка на выискивание жестокого обращения и насилия в семье позволяют «детектировать» проблемы практически в каждой семье… В школах педагоги пояснить ничего не могут и на задаваемые вопросы с просьбой прокомментировать выражают недоумение. Почему методы продвижения этих новшеств напоминают тайную спецоперацию, о которой не знают даже некоторые педагоги школ? Как выяснилось, с 1 по 30 ноября проходит месяц профилактики жестокого обращения с детьми. Информацию школы получают сверху – от комитета образования администрации г. Челябинска»[19]

Приведем несколько характерных примеров «защиты детей» за 2015 г., из которых видно насколько широко органы опеки и КДН трактуют основания для вмешательства в семью:

- Новороссийская обл., с. Мысхако. 06.08.2015 г. трехмесячный Родион Тонких изъят из семьи в связи с претензиями сотрудников опеки к содержимому холодильника, при том что ребенок был исключительно на грудном вскармливании (что является общепризнанной рекомендацией врачей для соответствующего возраста). 12.08.2015 г. ребенок погиб в больнице «при невыясненных обстоятельствах»[20]. К ноябрю 2015 г. никто не привлечен к ответственности за смерть ребенка.

- Москва. Двое сыновей 6 и 12 лет изъяты у матери 24.02.2015 г. со ссылкой на большое количество кошек, неприятный запах в квартире, на сломанную сантехнику[21]. К ноябрю 2015 г. дети все еще находились в сиротской системе.

- Краснодар. Претензии опеки к матери 4 детей (от 5 мес. до 6 лет): «В доме нет горячей воды (вода на улице), нет отдельного места для детей». На самом деле мать носит воду сама и греет дома, имеются две жилых комнаты, двухъярусная кровать; семья живет дружно. 06.10.2015 г. последовало привлечение матери к административной ответственности за неисполнение родительских обязанностей[22].

- Москва. Сентябрь 2015 г. Претензии опеки к матери мальчика 5 лет: «Мальчик носит розовую куртку, имеет волосы до плеч, катает коляску с куклами, что недопустимо, а также занимается спортом, что травмоопасно». Ребенок был изъят[23]. Тот факт, что у ребенка много чисто мальчиковой одежды, машинок и конструкторов, а куклы были бабушкины, никого не волновал.

- Коми. Март 2015 г. Претензии органов опеки к матери девочки 4 лет: «Нехождение в детский сад, укрывание от мед. обследования, от общения с детьми, с госорганами». Ребенок был изъят, мать ограничена в правах (причем, о судебном деле мать не была извещена). К ноябрю 2015 г. ребенок находится в сиротской системе.

- Санкт-Петербург. Сентябрь 2015 г. Объявление заведующей на родительском собрании в детском саду: «Опоздание в детсад за ребенком (после работы) признано допустимым только 2 раза. На третий раз (вне зависимости от обстоятельств) информация передается в полицию для принятия мер против родителей».

Примеры становятся бесконечными. На практике «опасным» становится все, что угодно, даже если не имеет отношения к обращению родителей с детьми.

- Санкт-Петербург. 13.10.2015 г. в результате проверки документов у матери (гр. Таджикистана) изъят пятимесячный Умар Назаров в связи с отсутствием на руках у матери документов на ребенка. Документы в момент проверки находились в другом месте - у бабушки и были привезены ею спустя час после звонка матери. Но ребенок за это время был оформлен как «подкинутый, заблудившийся ребенок» и передан в Центр реабилитации детей им. Цимбалина. Ночью малыш там умер «при невыясненных обстоятельствах»[24].

Пугающей представляется реакция Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге С.Ю. Агапитовой на эту трагедию. В интервью омбудсмен заявила, что «скорее всего, действия полиции были вызваны тем, что мать Умарали ненадлежащим образом выполняла свои родительские обязанности»[25]. В другом интервью было сказано, что предполагаемой причиной трагедии было невыполнение обязанностей врачами[26]. То есть, омбудсмен считает нормальным принудительное изъятие у матери грудного ребенка по причине отсутствия на него документов в момент проверки. Полагаем, ничего общего с защитой детей такой подход не имеет. Позицию омбудсмена по данному делу можно расценить как согласие с внедряемыми технологиями «детозащиты», когда любой повод, даже не связанный напрямую с обращением с ребенком, объявляется «опасностью» и выступает основанием для разлучения малыша с родителями.

Россия сейчас повторяет дорогу Запада, которая привела западное общество к страшным результатам, описанным в большом числе источников.

В их числе - книга шведского психиатра с 20-летним стажем Дэвида Эберхарда «Дети у власти. Чудовищные плоды либерального воспитания»[27]. Он пишет о том, что в Швеции «опасным для детей» объявлено почти все[28]. Нормальная жизнь, хорошее воспитание и взаимоотношения детей и родителей стали практически невозможны, общество напоминает тоталитарную секту, родительская роль стала невыполнимой[29].


9566873649346356.html
9566940591359960.html
    PR.RU™