Глава 2. Затишье перед бурей. 5 часть  

Глава 2. Затишье перед бурей. 5 часть

В этот момент слева от генерала включился большой экран. На дисплее появилось лицо седовласого полковника в форме Конфедерации. С сильным акцентом, растягивая слова, полковник потребовал:
– Внимание! Неопознанное судно! С вами говорит флагман Конфедерации Норад(4) Второй, полковник Эдмунд Дюк! Идентифицируйте себя немедленно!
Генерал нажал кнопку интеркома.
– Уведомите Норад Второй, что мы судно Конфедерации, и выполняем учебные маневры. А также передайте им наш пропускной код.
На дисплее Эдмунд Дюк посмотрел куда-то в сторону и через мгновение повернулся обратно.
– В этом секторе не санкционированы никакие учения. Не предпринимайте попыток запустить двигатели, и приготовьтесь к стыковке. При любых попытках противодействия инспекционной группе, мы откроем огонь!

Гиперион полностью сбавил ход и практически остановился. Норад II, неповоротливый техно-гигант, висел прямо перед ним. Генерал знал, что с такой позиции боевой крейсер не сможет атаковать Гиперион, но вот эскадрильи «Фантомов», что высыпали из пуско-посадочных шлюзов, могли запросто. Норад II развернулся таким образом, чтобы не дать повстанцам совершить прыжок в подпространство и удрать, оставив противника с носом. Все как по учебнику.

Генерал задумался над тем, как выкрутиться из сложившейся ситуации. Диапазон работы терминалов дальней связи весьма ограничен, а это значило, что Норад II был ближайшим, а возможно и единственным кораблем, который получил сообщение. Насколько Менгск знал полковника Дюка, упрямый старик вряд ли сообщит о происшедшем куда следует, прежде чем не выяснит все факты. Это означало, что пока им придется иметь дело только с Норадом.

Генерал нажал кнопку на коммутаторе и сказал:
– Штурм, уведомите Норад Второй, что к приему инспекционной команды подготовлен стыковочный шлюз №1.
Менгск нажал другую кнопку.
– Рядовой Ханг, говорит генерал Менгск. Приказываю вам взять семерых бойцов, вооружиться и доложить мне. Как можно быстрее!
– Да, сэр! - пришел ответ.
– Прикажете мне тоже экипироваться? - спросила Сара.
– Нет, - ответил генерал, и Сара сама удивилась своему разочарованию. Она вдруг обнаружила, что отчаянно хочет боя. Судя по всему, ее кровожадность не исчезла с удалением ингибитора. Так или иначе, несмотря на разочарование, девушка задалась вопросом: быть может, генерал не доверят ей? Она не обнаружила в нем подозрений, но все же...
— Я бы предпочел, чтобы ты осталась здесь и защитила меня, если это понадобится. Арктур Менгск повернулся к Саре. Их глаза на мгновение встретились.



Бросив взгляд на установленную выше консоль с хронометром, генерал вернулся к смотровым экранам. Его мозг анализировал ситуацию, взвешивал шансы, искал решение. Сохраняя почтительное молчание, Сара наблюдала за ним и ждала.

* * *

Полковник Эдмунд Дюк сидел в командном центре боевого крейсера и не верил своей удаче. Каждый офицер Конфедерации во всех известных системах, занимался поисками пропавшего Призрака. А несколько минут назад на Норад II пришло анонимное сообщение с точными координатами.
«Если я не стану после этого генералом, то съем свой скафандр!» - ликовал в мыслях полковник, после сеанса связи с Гиперионом.
– Сэр, абордажная команда готова к отбытию, - объявил голос по интеркому.
– Отлично! Отправляйте, - приказал Дюк.

Полковник смотрел на экран с видом на левый борт крейсера старой модели и размышлял, что если вдруг капитан судна – известный лидер мятежников... Было бы забавно. Поймать этого выскочку Менгска... в таком случае Конфедерация наверняка сделает Эдмунда Дюка генералом. Полковник знавал Менгска, когда тот еще сражался на их стороне. И этот самый Менгск как человек никогда не нравился Дюку, а теперь и того меньше. Ему бы доставило удовольствие лично заарканить бывшего полковника Конфедерации.
Дюк расслабился в кресле и стал ждать развития событий.

* * *

Генерал Менгск неподвижно стоял на обзорной палубе. Сара терпеливо ждала, сканируя его мысли. Впрочем, она старалась делать это не слишком навязчиво. Все что удалось ей выяснить: у генерала есть план. «Почему-то у этого человека всегда есть план», - подумала она.
Арктур отвернулся от панорамного экрана и спустился на нижний уровень. Он остановился около коммуникатора. Следя за хронометром, он нажал кнопку интеркома.
– Сержант Киль, говорит Менгск. Слушайте внимательно…



* * *

Шлюз причального отсека был открыт для приема десантного катера Конфедерации. Когда транспортник сел, створки закрылись. В следующий момент опустился трап, и из шлюпки трусцой выбежали десять бойцов Конфедерации. Полностью запакованные в боевые скафандры, они спустились на палубу и двинулись к ближайшему отрытому люку, где их ожидал Поллок Раймс.
– Сержант Рузвельт Браниган, космический десант Конфедерации. Согласно директиве Конфедерации это судно реквизировано. Немедленно представьте нас капитану.
Поллок кивнул сержанту, развернулся и повел группу к ближайшему подъемнику.

* * *

Арктур Менгск наблюдал и ждал. Бегущие по экранам графики окрашивали его фигуру во все цвета радуги.
Он нажал на кнопку на коммуникаторе.
– Сержант Киль. Вы готовы действовать?
Сара услышала ответ старика:
– Я все еще не могу понять, что мне нужно делать, но да - я готов.

Внезапно у Сары где-то в глубине сознания проснулся червячок беспокойства. Она не смогла определить его источник, лишь предположила, что он может быть связан с инспекционной командой. С другой стороны, она понимала, что это не могут быть мысли конфедератов... Слишком далеко.
– Хорошо. Ожидайте. - Генерал посмотрел на хронометр и нажал другую кнопку. – Штурм, дайте вперед, пятнадцать градусов от левого борта на средней скорости, по моему сигналу.
– Да, сэр, - пришел ответ.

Менгск всецело сосредоточился на хронометре. Генерал был уверен, что если у них и есть шанс на выживание, то только в идеально рассчитанном моменте. Тем временем, Сара отодвинула тревожные ментальные эманации на задний план и сконцентрировалась. Чтобы в случае возникновения проблем быть готовой ко всему.

* * *

Лифт перед Поллоком открылся. Оттуда выскочил доктор Фланкс, размахивая руками и улыбаясь.
– Слава отцам! Я один из вас! Это корабль мятежников, и они взяли меня в плен! Этот человек тоже мятежник! Не доверяйте ни единому его слову! Я сам отведу вас к капитану!
Сержант посмотрел на него.
– Полковник, вы слышали это? – произнес он в шлемофон.
– Да, я вас слышу. Гм… следуйте за ним, – раздалось в ответ.
– Есть сэр.

Сержант кивнул доктору. Фланкс вернулся в лифт, приглашая за собой конфедератов. Двое из них взяли Раймса под ружье.
Посредством многочисленных видеокамер генерал неотрывно следил за обстановкой в коридорах и лифтах Гипериона. На одном из мониторов, Арктур Менгск видел, как лифт миновал стыковочный шлюз № 2 и достиг уровня «Меридиан». Затем, уже на соседнем экране, солдаты вышли из лифта и двинулись по коридору. Сара с тревогой в душе, ждала их появления. Но генерала, казалось, совершенно не волнует, присутствие врага. Несмотря на то, что доктор Фланкс уверенно вел конфедератов вперед.

Через коммуникатор генерал обратился к иск-ину(5) крейсера:
–Компьютер, изолировать секцию A-6 на Меридиане(6). – Переключив канал, отдал приказ Форесту. – Сержант Киль, приступайте.

* * *

Пока Гиперион находился в доках Умоджи, осадный танк простоял на ремонте, и у Фореста не было возможности для тренировок. Тем не менее, он без всяких проблем провел машину через нагромождения контейнеров и остановился у створок ворот, соединяющих грузовой отсек со стыковочным шлюзом №2. Распоряжения генерала были, мягко говоря, странными, но сидя в кабине полностью восстановленного танка, Форест верил этому человеку. И был готов выполнить любой приказ, не задавая лишних вопросов.

Действуя по инструкциям, старик выехал в пустой отсек и остановился перед наружным шлюзом. Развернул танк в режим осады. Выдвижные упоры приподняли машину на несколько футов. После чего Форест посмотрел на фронтальный монитор. Весь экран занимал закрытый массивный люк. Получив новое указание, он отрегулировал гравитационные ускорители до пятикратной перегрузки, надел шлемофон, пристегнулся и замер в ожидании.

* * *

Генерал Менгск смотрел через монитор, как инспекционная команда Конфедерации двигается цепочкой по узкому коридору. Выждав момент, он сказал в коммуникатор.
– Штурм! Средний вперед на пятнадцать градусов к левому борту... давай!
– Есть, средний вперед на пятнадцать градусов к левому борту, сэр!
Громадный корабль начал смещаться к Нораду II. Сара не могла поверить, что генерал действительно хочет сделать то, на что это было похоже. Тем не менее, на всякий случай девушка вцепилась в ближайшие перила.

* * *

На борту Норад II, полковнику Дюку доложили, что Гиперион начал движение. Расположившись в командном пункте, полковник предположил, что корабль отходит, чтобы попытаться совершить переход в подпространство. Дюк попросил уточнить, куда движется противник. И получил подтверждение, что крейсер движется вперед.

«Это приграничное отребье хочет протаранить нас!» - молнией пронеслась мысль в его голове.
– Щиты на максимум! Щиты на максимум! Приготовиться к столкновению! - заорал он. – Сержант Браниган, докладывайте!
Сержант ответил незамедлительно:
– Мы на пути к мостику, сэр!
– Этот корабль прет на нас! Схватите капитана и немедленно остановите крейсер! В темпе!
– Есть, сэр!
За все время командования боевым крейсером, полковник Дюк ни разу не пристегивался в капитанском кресле.
Сейчас он сделал это.

* * *

Потея в боевом скафандре, Сомо ждал. Он не знал до конца замысла генерала, но один факт был очевиден, все происходящее очень опасно. И он знал, как и товарищи вокруг, что в случае плена, суд Конфедерации будет означать для них смерть.
Если, конечно, их не перебьют сразу тут.

* * *

Доктор Фланкс довел солдат до поворота коридора. Им осталось пройти по коридору мимо жилых отсеков экипажа, затем, повернув еще раз, они окажутся у люка на главную палубу.

Когда группа прошла полпути, доктор улыбнулся. В своих мечтах он уже получал медаль «За отвагу» из рук правящих отцов. «Потом повышение в должности и жизнь в изобилии на Тарсонисе. Может быть даже...» - подумал он и открыл очередной люк.

Поллок рывком заскочил в отсек. Внутри конфедератов ждали четверо вооруженных повстанцев. Один боец кинул Поллоку гаусс-винтовку. Затем доктор услышал крик. Он обернулся и увидел, что перед самым поворотом коридора открылся еще один люк. Оттуда выбежали два повстанца и взяли на прицел солдат. Один из мятежников опустился на колено. Открыв лицевые щитки, они принялись орать, чтобы все опустили оружие. Вслед за ними выскочило еще двое.

Доктор Фланкс в буквальном смысле слова увидел, как рушатся его воздушные замки. Иллюзии о красивой роскошной жизни на Тарсонисе таяли как дым. Он закричал так, что глаза полезли из орбит.
– Вы, неотесанная пехтура! Дайте мне убраться отсюда! – В голове доктора что-то щелкнуло. Он выдернул гаусс-винтовку у ближайшего конфедерата, навел ее на дверной проем и открыл огонь.

* * *

В этот момент Гиперион находился практически перед Норадом II. Сара слышала слабый шум от попаданий выстрелов Фантомов. Истребителям потребуется немало времени, чтобы пробить щиты крейсера. Но чудовищному гиганту по соседству сделать это не составит труда.
– Установить щиты на полную мощность.
– Щиты на полную, есть сэр!
– Приготовиться к столкновению!

Генерал посмотрел на Сару и указал на кресло, в котором девушка при желании могла пристегнуться. Не в силах оторвать глаз от панорамного экрана, Сара бросила быстрый взгляд на сиденье и покачала головой. Она уже различала мелкие детали на приближающемся огромном корабле. Люки, элементы обшивки, внешние отсеки - все то, что человек может увидеть на соседнем судне только при неизбежном столкновении.

Норад II не двигался. Сара глубоко вздохнула. «Мы действительно идем на таран», - подумала она, следя за тем, как приближается поверхность чужого корабля. Девушка прикинула в уме, через сколько секунд она сможет прочитать серийный номер на холодильной камере крейсера.
Когда энергетические щиты соприкоснулись, возникла яркая вспышка. Столкновение сопровождалось ужасным визгом, шумом и непрекращающейся, выворачивающей кишки, тряской.

Сара зажала руками уши и закрыла глаза, пытаясь изо всех сил удержать равновесие. Не справилась. Упав на пол, она скорчилась в положении эмбриона, закрыв руками голову. На верхнем уровне, также зажимая уши руками, Арктур упал на колени. Но он нашел в себе силы, чтобы не закрыть глаза и продолжить наблюдение. Соприкосновение двух защитных систем сопровождали ярчайшие вспышки и пронзительный визг.

Невероятно медленно, но верно, Гиперион продвигался вперед, отталкивая другой корабль и заставляя его поворачиваться вокруг своей оси. Через какое-то время, мостик Гипериона очутился напротив капитанского мостика Норад II. А еще через несколько минут два корабля оказались бок о бок.

Менгску удалось встать на ноги. Генерал ухватился за коммуникатор и, пересиливая шум, прокричал:
– Заблокируйте стыковочный отсек номер два и откройте внешний люк! Немедленно!
Когда-то давно, генерал Менгск читал о древних сражениях на Земле, о временах, когда люди пересекали океаны на громоздких деревянных кораблях. В то время, во время сражений корабли поворачивались друг к другу бортами и открывали огонь из пушек. Это всегда очаровывало генерала. Теперь, спустя несколько тысячелетий, в безграничном океане космоса, Арктур Менгск решил попробовать свои силы в морской войне.

* * *

…Повстанец рядом с Сомо, («Его фамилия была Сондерс», - подумал азиат), упал. И, судя по количеству проникших в броню шипов из винтовки доктора, – мертвый. Находящиеся в коридоре бойцы Конфедерации начали палить во все стороны.
Поллок, попав под обстрел одного из пехотинцев, спрятался за стеной рядом с проемом люка. Доктор Фланкс направил «карателя» на Сомо, как вдруг раздался пронзительный грохот, сопровождающийся сильным сотрясением. Юноша потерял равновесие и упал на спину. Доктор тоже упал. Нескольким солдатам удалось удержаться на ногах.

С безумными глазами доктор Фланкс навел дуло отобранной винтовки на Сомо. Нажать на спусковой крючок не успел. Сомо выстрелил короткой очередью, целясь в грудь доктора. Отдача сбила прицел. Когда парень посмотрел на Фланкса, то увидел в нем ряд зияющих дыр, что начинался от груди и заканчивался на лбу. Сомо смотрел в мертвые глаза доктора, пока тот пятился к приходящим в себя конфедератам. Затем тело упало на пол, как лишившаяся управления марионетка.

Три повстанца рядом с Сомо оправились от толчка и начали стрелять через проем в коридор. В свою очередь конфедератам удалось занять позиции по бокам люка, и они открыли ответный огонь по отсеку.

* * *

Люк в космос начал открываться. Как только герметичность отсека нарушилась, мелкий мусор выбросило в космическое пространство. Танк, благодаря увеличенной силе гравитации, остался на месте.

За открывающейся створкой сверкал металлом массивный корпус Норад II. Форест Киль понял замысел генерала. Его лицо расплылось в улыбке. Старик прямо засиял в предвкушении заварушки.
Когда энерго-щиты корабля иссякли, и душераздирающий звук исчез, в шлемофоне Фореста раздался голос Менгска.
– Сержант Киль, по готовности открывайте огонь.

Форест с трудом расслышал приказ, но все прекрасно понял.
– Это все, что нужно было сказать, шкипер! Их-ха!!! – воскликнул он и выстрелил из ударного орудия.
От мощной отдачи танк дернулся. Киль проследил за выстрелом через монитор захвата целей. Он увидел, как по защитному экрану соседнего корабля разбегается взрывная волна. Одного выстрела оказалось достаточно, чтобы уничтожить энергетический барьер. Яркая рябь пробежала по щиту, а потом он исчез. Форест выстрелил снова. На этот раз залп пробил внешний корпус крейсера Норад II.

* * *

– Во имя всех планет отмеченных на картах, что это было?!
Полковник Эдмунд Дюк был в шоке. Казалось, что по кораблю одновременно взревели все сирены тревоги. Голос по интеркому сообщил полковнику, что имеется нарушение целостности внешнего корпуса, и что секции G-L средней палубы находятся в критическом положении.
– Я хочу знать, во имя отцов, кто в нас стреляет!!! - завопил полковник. - Начать проверку! Черт, они где-то рядом! Ради Кридона, обнаружьте их и дайте мне изображение!

Через минуту голос иск-ина сообщил:
– Сэр, наши сканеры нашли источник стрельбы. Это... осадный танк. Стрельба ведется из стыковочного отсека корабля напротив.
Впервые за множество циклов полковник лишился дара речи. Раздался еще один взрыв, сопровождаемый докладом о новых повреждениях. И только тогда, Эдмунд Дюк, наконец, отдал приказ:
– Отправьте Фантомов уничтожить танк!

* * *

– Сэр, энергия щитов израсходована, – сообщил Менгску штурман. – Лазеры Фантомов противника проникают сквозь них и начинают повреждать внешний корпус.

«Они не наносят такого ущерба, какой наносим мы с помощью осадного танка», - размышлял генерал. Еще один мощный взрыв подтвердил его мысли. Сотрясения прекратились, когда оба щита исчезли. Исчез и оглушительный шум.
Сара стояла и смотрела, как надстройка командного мостика Норада II сдвигается вправо и исчезает за краем панорамного экрана.
– Штурм, все чисто для гипер-прыжка? - с тревогой в голосе спросил генерал.

Повисла тишина.
– Ответ утвердительный, сэр! - наконец раздался ответ.
Из стыковочного отсека снова раздался звук выстрела.
– Связист, вывести на нижний экран запрос на контакт с Норад Вторым!

* * *

Сомо откатился влево от люка, едва избежав шквала смертоносного огня из коридора. Поллок находился справа. Конфедераты, занявшие позиции с другой стороны проема, выставили гаусс-винтовки в помещение и начали стрелять вслепую. Этим воспользовался лейтенант. Когда солдат засунул ствол «карателя» в отсек, Поллок схватил гаусс-винтовку и дернул к себе. С одного взгляда Сомо понял, что человек ошарашен потерей оружия. Он подумал, что в другой ситуации, выражение лица человека наверняка показалось бы смешным. Но сейчас, солдата просто ввергнуло в шок от осознания поражения.

Боец замер, шаря руками по воздуху. Он ударил по кнопке, чтобы поднять лицевой щиток, а затем закричал.
– Я безоружен, я безоружен!!!
Он отступил назад, загородив проем, в результате чего Поллок получил возможность для безопасного выстрела. Лейтенант выпустил по нему целую очередь, а затем выскочил в коридор и выстрелил в упор во второго засевшего возле люка конфедерата…

* * *

…Полковник Дюк не мог отвести глаз от экрана диагностики, показывающего разрез каркаса Норад II. Поврежденные и находящиеся под угрозой отсеки отображались красным цветом. Четыре больших красных участка по левому борту корабля! Четыре пробоины, на ремонт которых уйдут месяцы!

Полковник бросил взгляд на экран смотровой площадки. Гиперион медленно удалялся от Норада II. На мониторе, слева от капитанского кресла, пошли помехи. В динамиках зашипело, а затем соединение установилось. На экране появилась человеческая фигура в форме с эмблемами мятежной группировки. Человек начал говорить.

– Полковник Дюк, я - генерал Арктур Менгск, лидер Сыновей Корхала. Когда вы прибежите к своим хозяевам, скажите им, что в Конфедерации еще есть свободные люди. Скажите им, что мы изучаем их секреты и что их жадность обернется их гибелью. Скажите им, что близится закат их режима и смена власти уже совсем близко. И скажите им, что Арктур Менгск передает им свои наилучшие пожелания.

Передача закончилась. Нескольких секунд оказалось достаточно, чтобы вокруг Гипериона образовалась еле заметная рябь искривления пространства. Затем судно исчезло.
– Сэр, - вышел на связь с полковником штурман, – вражеский корабль ушел в подпространство.
– Благодарю вас, что держите меня в курсе дел, Штурман, - раздраженно бросил Дюк.
«Ну и ладно, пускай катятся», - подумал полковник Конфедерации. – «Получив анонимное сообщение, мы следовали директиве, которую получили интервалом ранее. Так что, все было сделано по инструкции. А звезда генерала меня все равно найдет, в процессе устранения беспорядков».

* * *

Бой в коридоре закончился. Мертвые тела доктора Фланкс и десяти пехотинцев, что поднялись на борт Гипериона, валялись на полу. Поллок, с перекошенным от ярости лицом, заорал на Сомо и еще двух выживших повстанцев, чтобы они очистили отсек от «дерьма». Отдав приказ, он пошел по коридору прочь. Двое повстанцев неподвижно лежали в отсеке, и еще по одному – в противоположных концах коридора. Выжившие бойцы ошеломленно смотрели на трупы. Словно сомнамбулы, переступая через мертвых конфедератов, они приблизились к люку в отсек. Один из них по интеркому попросил открыть секцию G-6 и позвать медика.

Сомо смотрел на случившуюся вокруг него бойню и качал головой. Он пытался убедить себя что эти, теперь мертвые люди, несут ответственность за смерть его семьи. Но стоило ему только взглянуть на их безжизненные лица, то он увидел в них просто людей. Людей, которые оказались просто втянуты в круговерть обстоятельств. Сомо долго не мог сдвинуться с места, даже после того, когда прибыли медики и унесли одного раненого. Он стоял и спрашивал себя, как долго это все будет продолжаться. И доживет ли он до конца.

Один из рядовых схватил мертвого конфедерата под руки, чтобы утащить его. Он с раздражением посмотрел на Сомо.
– Ты не хочешь помочь мне убрать это дерьмо, или так и... - фраза повстанца оборвалась от звука щелчка, в котором любой опытный солдат незамедлительно узнал бы звук перезарядки картечной винтовки С-10. Последующий за ним громкий хлопок в замкнутом пространстве прозвучал оглушительно. Мужчина резко выгнулся вперед и замер, покачиваясь на носках. Отпустившись от мертвого конфедерата, он упал вперед. Рот повстанца так и остался открытым. Сомо в шоке смотрел на товарища. Даже находясь на другом конце коридора, он увидел зияющее отверстие в спине товарища. Раздался еще один щелчок. Не обращая внимания на звон в ушах, Сомо напряг зрение, чтобы визуально отыскать источник звука. Он мог поклясться, что звук раздался из пустоты в конце коридора. Но там никого не было!

Второй повстанец, находящийся между Сомо и источником звука, помчался к упавшему товарищу. Новый хлопок прозвучал как выстрел из миниатюрной ударной пушки. Бойца подбросило в воздух. Выстрел попал в цель. Секундой позже человек упал на спину с глубокой ямой вместо груди.

Сомо вновь не увидел, откуда произошел выстрел. Дальний конец коридора оставался все также пустым. Но юноша нутром чуял, что неважно, кем или чем является невидимый враг, он следующий в очереди. Сомо отступил обратно в отсек послуживший ловушкой для конфедератов. Закрывая люк, он снова услышал клацанье. Застыв на месте, он почти на физическом уровне ощутил чье-то присутствие по другую сторону двери. Чувство было кратким, но сильным. Через минуту оно исчезло.

* * *

Ментальные помехи, которые почувствовала Сара, с того момента как только десантный катер конфедератов состыковался с Гиперионом, возросли до такого предела, что она больше не могла отмахиваться от них. Девушка попыталась вычислить источник возмущений. Она понимала, что знает ответ, просто никак не может вспомнить. Словно она запамятовала слово, которое только что произнесла.

Гиперион вырвался из подпространства около внешнего края Периферии. Генерал Менгск, удовлетворенный тем, что в данный момент они в безопасности, повернулся к Саре.
Неподдельное беспокойство отразилось на его лице.
– Что не так? Ты белая, как…
– Призрак! - выпалила Сара.
«Вот именно!», - подумала она. – «Конечно, именно так…»
– Я хотел сказать, как лист бумаги, но...

Генерала прервал раздавшийся по интеркому безумный голос Сомо.
– Сэр, это Сомо! Не знаю, схожу ли я с ума, но я думаю, что на борту есть живой противник! Он только что убил двух наших парней! Я думаю, что он на пути к вам! Я знаю, прозвучит как бред, но... я не смог увидеть его! Я думаю, он имеет какую-то маскировку, я не знаю... Я заперся в одном из отсеков.
– На борту Призрак, генерал. - Сара прошла к мониторам отображающим планировку крейсера и начала двигать план верхней палубы, просматривая лабиринт отсеков и коридоров.
– Оставайтесь на месте, и ждите моих приказов, рядовой! - ответил Менгск Сомо.

Сара протянула руку к Арктуру ладонью вверх.
– Дайте мне свое оружие.
– Пардон?
– В вашей руке, генерал. Дайте сейчас. Я только что видела, как вы отвели нас от грани уничтожения. Замечательно. Теперь моя очередь спасать положение. Ни один из ваших солдат никогда прежде не имел дел с Призраком. Он убьет всех на корабле, если вы не сделаете так, как я говорю.
Генерал с минуту взвешивал предложение, а затем кивнул. Как всегда, что-то было в его мыслях, чего девушка не смогла прочитать. Менгск вручил ей оружие.

– Активируйте системы пожаротушения во всех коридорах на верхней палубе. - Сара обвела пальцем нужную область на мониторе. - Блокируйте все подъемники на более низких уровнях. Нам нужно изолировать его. Хотя бы на короткое время. Я полагаю, у вас на мостике есть фильтр-маска?
– Конечно. - Генерал Менгск подошел к небольшой панели на стене. Он открыл шкафчик, взял маску и вручил ее Керриган.
Сара натянула ее. В маске ее голос зазвучал глухо.
– Запритесь здесь и не открывайте дверь, пока не получите от меня известий.

Генерал со спокойствием во взгляде посмотрел на Сару.
– Хорошо, - сказал он. - Удачи.
Сара кивнула и быстро выскочила через люк. Менгск загерметизировал отсек за ней и включил системы пожаротушения.

Сара остановилась и подождала, пока сыплющийся порошок не погрузит коридор в легкий туман. Замигал красный аварийный фонарь. Голос иск-ина корабля начал зачитывать предупреждение об эвакуации. Девушка знала, что Призрак может дышать в любой агрессивной атмосфере. Шлем, который носили Призраки, имел фильтры химической защиты, и даже систему внутренней рециркуляции. Она не забыла, как носила такой. Главной целью включения систем пожаротушения состояла в том, чтобы сделать Призрака видимым. Влажное и липкое вещество огнетушащего порошка покроет скафандр Призрака, сделав его систему маскировки бесполезной.

Сара стояла посреди коридора, оба конца коридора которого исчезли в плотном тумане. Для начала ей предстояло выбрать, в какую сторону идти, направо или налево. Она подумала, что если руководствоваться логикой, то налево, так как именно в той стороне повстанцы подверглись нападению. Тем не менее, это не стопроцентный факт. Близость опасности и желание устранить ее спровоцировали выброс адреналина в кровь, в результате чего Сара практически перестала чувствовать альфа-ритмы Призрака.

Поэтому она стояла совершенно неподвижно, с закрытыми глазами, позволяя разуму полностью открыться для ментального обстрела, который когда-то ограничивал нейронный ингибитор. Девушка смогла ощутить образ, но пока не могла определить, в каком направлении он проявился. Она сосредоточилась сильнее, очищая разум от посторонних мыслей. Наконец Сара приняла решение и, повернув налево, двинулась по коридору.
В туманных пустынных коридорах стояла жуткая и ирреальная атмосфера. Сара чувствовала себя так, словно она идет внутри облака.

Единственным признаком того, что она была на корабле, были появляющиеся из тумана стены коридора. Образ становился все четче. Сара знала, что она на верном пути. Она сделала очередной шаг, и ее нога за что-то запнулась. В мгновение ока девушка нацелила оружие на предмет. Пнула его. Ботинок ударился о металл. Она присела и ощупала плохо различимый в тумане объект. Им оказался труп мужчины в боевом скафандре. Сара нащупала шлем. Лицевой щиток был открыт. Девушка нагнулась вперед, чтобы посмотреть на человека. Крошечные кристаллы огнетушащей смеси густой бахромой осели на его бровях. Лицо мертвеца оказалось знакомым - она видела этого повстанца в столовой. Теперь он был мертв.

Вскоре Сара добралась до отсеков, у которых была устроена ловушка для конфедератов. Здесь же повстанцев атаковал Призрак. Он был рядом, но не слишком близко. Теперь она знала это точно. Его альфа-образ пульсировал словно маяк. Девушка посмотрела на люк в отсек слева от себя. Скорей всего Сомо спрятался там. Она медленно пошла по коридору. Иногда ее ноги задевали за мертвые тела. В конце коридора Сара остановилась. Повернулась сначала направо затем, уже уверенно - налево. В этом направление образ чувствовался более ярко. Керриган взяла пистолет Менгска наизготовку и шагнула в открытый люк.

Внутри Сара увидела раковины, плиты и духовые шкафы. Девушка очутилась на кухне верхнего уровня. Система пожаротушения здесь не была задействована. Смесь из коридора практически не проникла сюда, так что девушка могла свободно различать предметы. Помещение было большим, размерами примерно с капитанский мостик, с рядами шкафов и раковин. По центру располагались ряды стеллажей, с разложенной по полкам утварью: подносами, контейнерами, кастрюлями, сковородками. На стенах висело множество разнообразной посуды. Посреди такого нагромождения кухонных принадлежностей, укромных мест для засады было полно.

«Призрак здесь», - подумала Сара. Уровень альфа-образов зашкаливал. Словно она попала в крохотную комнату, где из встроенных в стены динамиков звучала оглушительная музыка. Определить, где именно находится Призрак, было невозможно.
«Я должна сосредоточиться».

Девушка пошла по проходу между стеллажами в противоположный конец кухни. Продвигаясь вглубь, она вглядывалась в просветы между полками в поиске любого намека на движение. Стеллажи закончились. Сара посмотрела направо и увидела открытую дверь. Полностью сконцентрировавшись на поиске источника альфа-образов, она медленно подошла к проему.


9566067764127781.html
9566104362428211.html
    PR.RU™